FOX NOTES все о бонистике

 

КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ    ПОРТАЛ    СПРАВОЧНАЯ    КОНТАКТЫ    ЕМАИЛ

 

Статьи по бонистике
 
Общегосударственные выпуски
Гражданская война
Частные выпуски
Военные выпуски
ГОЗНАК
Иностранные Государства
Фальшивомонетничество
Реставрация
На правах рукописи
 
СТАТЬИ
ДОКУМЕНТЫ
БИБЛИОГРАФИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

 
 

FOX NOTES. Продажа бумажных денежных знаков. Бон.

АВТОР Шиканова И.С.
НАЗВАНИЕ РУССКИЕ ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ, ОТПЕЧАТАННЫЕ В США (1917—1920)
ОПУБЛИКОВАНА Труды ГИМ. Вып. 98 (НС, часть XIII). 1998. С. 183—210, ил.
ИСТОЧНИК ИНФ. www.bonistikaweb.ru
   

РУССКИЕ ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ, ОТПЕЧАТАННЫЕ В США (1917—1920)
 

И. С. Шиканова

 

В данной статье прослеживается судьба русских денежных знаков, заказанных в 1917 г. Временным правительством в США1.

Главными источниками, которые легли в основу этой работы, являются коллекция денежных знаков периода гражданской войны, хранящаяся в ОН ГИМ и материалы ЦГАОР (ныне — ГАРФ). Во вновь открытых для исследования архивных документах удалось обнаружить отчет агента Министерства финансов при российском посольстве в Вашингтоне С. А. Угета. В этом отчете, охватывавшем время с 1 (14) января 1917 г. по 1 января 1920 г., подробно изложены все этапы переписки, связанной с изготовлением денег и ценных бумаг, между Вашингтоном и Временным правительством, а затем правительством Колчака *, являвшегося по мнению стран Антанты, наиболее вероятным преемником законной власти в России. К отчету приложен альбом с образцами денежных знаков и ценных бумаг, выполненных для России в США. Эти документы проливают свет на запутанную историю русских денежных знаков, отпечатанных для России в США в 1917-1920 гг.

Придя к власти, Временное правительство приступило к активной эмиссии бумажных денег. Кроме дореволюционных образцов, денег-марок и прочих в обращение были выпущены деньги, декларировавшие экономическую и политическую платформу русской буржуазии: государственные кредитные билеты достоинством в 250 и 1000 руб. и разменные казначейские знаки («керенки») достоинством в 20 и 40 рублей. На этих денежных знаках появилась новая эмблематика: герб Временного правительства2 (двуглавый орел без царских регалий), изображение Таврического дворца, где помещалась Государственная дума, и свастика — символ благополучия. Кроме того, в правительстве обсуждались проекты выпусков новых видов денег «возрожденной России». Но этим проектам не суждено было сбыться. Развал и нестабильность в экономике страны, порожденные первой мировой войной, отразились и на состоянии денежного хозяйства. Экспедиция заготовления государственных бумаг была не в состоянии осуществлять эмиссию, достаточную для удовлетворения все возрастающих потребностей страны в деньгах. В спешке выпущенные денежные знаки, как, например «керенки», не были снабжены даже подписями, датой, номером, что способствовало массовому появлению фальшивок. Поэтому Министерство иностранных дел обратилось к русским посольствам в Париже, Лондоне и Вашингтоне: «Благоволите конфиденциально выяснить возможность помещения и выполнения на монетных заводах заказов по изготовлению наших кредитных билетов» 3. Согласие было получено от США. Кроме кредитных билетов достоинством в 25, 50, 100, 250, 500, 1000 рублей были заказаны бумажные полтинники, а также ценные бумаги — 5% обязательства Государственного казначейства в 5000 рублей и билеты в 200 рублей нарицательных государственного внутреннего 4,5% выигрышного займа 1917 г. 5 разрядов с купонами к ним. Каждая из этих групп денежных знаков представлена образцом в альбоме 4 и имеет свою историю.

1 См. Шиканова И. С. Денежная реформа А. В. Колчака // Труды ГИМ. Вып. 80. Нумизматика, бонистика, фалеристика. НС. Ч. XI. М, 1992. С. 148—166.

* В исторической литературе правительство А. В. Колчака, вице-адмирала царского флота, часто называют Омским правительством, а также Сибирским или Всероссийским временным правительством. Основной базой его была Сибирь.

2 Автор рисунка герба худ. И. Билибин.



Заказы государственных кредитных билетов 25- и 100-рублевого достоинства. (Табл.ХV, XVI)

Первоначальный заказ от Временного правительства на 60 миллионов штук кредитных билетов 25-рублевого и на 24 миллиона штук 100-рублевого достоинства был помещен в конце сентября 1917 г. в Американ Банкнот Ко. В виду чрезвычайной срочности дела представитель российского Министерства финансов в Америке В. И. Новицкий и финансовый агент С. А. Угет оговаривали лишь следующие условия: чтобы банкноты 100-рублевого достоинства более или менее отвечали размеру старых 25-рублевых билетов, а новые 25-рублевки поручалось изготовлять несколько меньшего размера и кроме того, чтобы их расцветка, по возможности, подходила бы к банкнотам, находящимся в обращении. Текст кредитных билетов должен был точно соответствовать тексту банкнот, находящихся в обращении. Цена за 1000 билетов была 14 долл. 75 центов, не считая упаковки, фрахта, страховки и других накладных расходов. Также были обусловлены месячные сдачи 3-х миллионов штук 100-рублевого и 7 миллионов штук 25-рублевых билетов.

Приступая к выполнению заказа, Американ Банкнот Ко испытывала особые затруднения в выборе моделей, т. к. не располагала в имевшихся у нее альбомах гравюрами с русскими рисунками. Изготовление же новых образцов гравюр потребовало бы не менее двух месяцев, что соответствующим образом отдалило бы момент начала сдачи кредитных билетов. Поэтому решено было выбирать уже готовые рисунки, дополняя их русскими эмблемами — гербом Временного правительства, изображением Государственной думы (на лицевой стороне знаков) и некоторыми другими деталями — куполом Исаакиевского собора, щитом с гербом Временного правительства и пр. (см. Табл. № XV, XVI).

3 Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Документы и материалы. Март—октябрь 1917 г. Часть II. М., изд. АН СССР. 1957. С. 377.

4 ГАРФ. Ф. 5863. Оп. I. Д. 26. 184



После прихода к власти большевиков в октябре 1917 г. состоялось совещание между российским послом в Америке Б. А. Бахметьевым, В. И. Новицким и С. А. Угетом, где было решено продолжать выполнение заказа на изготовление кредитных билетов с сохранением подписи управляющего Государственным банком И. Шипова и датой «1918». Впоследствии, когда политический кризис в России затянулся, было решено печатать лишь бланки кредитных билетов, т. е. не налагать факсимиле подписей управляющего и кассира Государственного банка. К октябрю 1918 г. было изготовлено около двух третей всего заказа.

В ноябре 1918 г. власть в Сибири перешла к адмиралу Колчаку, объявленному «верховным правителем России». Центр политической борьбы переместился в сибирский регион. Правительство А. В. Колчака стало для русского посольства в Вашингтоне преемником законной власти. Информация о печатавшихся денежных знаках чрезвычайно интересовала колчаковское правительство, т. к. им была разработана специальная программа по урегулированию денежного обращения в Сибири 5. Важная роль в ней отводилась денежным знакам, отпечатанным в США. На кредитные билеты, изготовленные в Америке, которые одним только своим техническим превосходством подняли бы доверие к правительству, собирались поэтапно обменять все ранее ходившие денежные знаки.

В ответ на телеграммы министра финансов колчаковского правительства И. Михайлова было сообщено, что принципиальное согласие американского правительства на вывоз денег во Владивосток получено. И. Михайлов был также осведомлен о том, что банкноты без подписи и поэтому следует позаботиться об изготовлении факсимиле подписей.

26-го ноября на американском военном транспорте «Шеридан», уходящем из Сан-Франциско во Владивосток, было отправлено 420 ящиков, заключавших в себе 21 миллион штук 25-рублевых билетов на номинальную сумму 525 миллионов рублей и 180 ящиков с 9 миллионами штук 100-рублевых билетов на номинальную сумму 900 миллионов рублей или всего 30 миллионов штук банкнот на общую сумму 1 миллиард 425 миллионов рублей.

Вторая партия была направлена на случайном пароходе японского общества «Татцуко Мару», выходящем из Нью-Йорка во Владивосток 29 ноября. Эта партия состояла из 560 ящиков с 28 миллионами штук 25-рублевых банкнот на 700 миллионов рублей и 240 ящиков с 12 миллионами штук 100-рублевых билетов на 1 миллиард 200 миллионов рублей; всего 40 миллионов штук банкнот на 1 миллиард 900 миллионов рублей.

Всего, таким образом, отправлялось банкнот на 3 миллиарда 325 миллионов рублей, а остаток в 14 миллионов штук на 575 миллионов рублей предполагалось отправить не позднее середины января 1919 г.

5 Шиканова И. С. Денежная реформа...



Но во второй половине декабря отправка банкнот во Владивосток неожиданно осложнилась. С. А. Угет был приглашен к и. о. государственного секретаря Франку Полку, и ему было заявлено, что «с отправкой банкнот произошло недоразумение. Американское правительство, соглашаясь на немедленную отправку их в Россию, тем самым вовсе не предрешает вопроса об их выдаче. Кроме того, американское правительство, понимая, что в целесообразном разрешении русских финансовых проблем не менее заинтересованы Англия и Франция, не считает возможным дать самостоятельное распоряжение о выдаче банкнот, не выяснив точки зрения правительств этих стран» 6. Поэтому военный транспорт с банкнотами был возвращен Государственным департаментом из Владивостока. Банкноты выгрузили в Маниле (Филиппины). Российский поверенный в делах С. А. Угет вынужден был заявить протест американскому правительству, т. к. Омское правительство оказалось в крайне трудном положении. Оно рассчитывало на своевременное прибытие банкнот и предприняло в связи с этим ряд финансовых мероприятий. Одновременно С. А. Угет вступил в переговоры с английскими и французскими представителями.

Тем временем 800 ящиков банкнот, находившихся на пароходе «Татцуко Мару», по распоряжению Вашингтона 11 января были сняты с него и сданы на хранение в Суб-Казначейство в Сан-Франциско.

В середине января 1919 г. вопрос о банкнотах приобретает благоприятное для Омского правительства направление. 15 января в телеграмме П. В. Вологодского, председателя Совета Министров, указывалось об известии от французского правительства о том, что препятствий к выдаче денежных знаков нет. 15 февраля стало известно о согласии Англии на передачу банкнот Омскому правительству. 13 февраля Государственный департамент сообщил С. А. Угету о готовности выдать банкноты на 500 миллионов рублей. В ответной телеграмме, полученной 27 февраля из России, говорилось, что выдача ограниченной суммы в 500 миллионов рублей ставит правительство в чрезвычайно затруднительное положение, т. к. только его месячный бюджет определяется в 600 миллионов рублей. Для разъяснения ситуации в телеграмме министерства финансов колчаковского правительства указывалось, что самой неотложной и чрезвычайно важной задачей в области денежного обращения является изъятие выпущенных при большевиках суррогатов, знаков разных областей и местностей и замена их однородными деньгами. Такая реформа могла бы быть осуществлена в полном объеме только при помощи напечатанных в Америке знаков. Частичный же выпуск в обращение 500 миллионов рублей, на что соглашалась Америка, не достигал цели и только ухудшал положение, т. к. население начало привыкать к выпускаемым правительством знакам. В виду этого можно было бы приступить к унификации обращения только при гарантии американского правительства на выдачу остальной части банкнот.

6 ГАРФ. Ф. .1Н0.Ч. Он. I. Д. 26. 188



Колчаковским правительством было возбуждено ходатайство о том, чтобы все ящики, составляющие первую партию, были отправлены в Омск.

Параллельно С. А. Угетом велись непрерывные переговоры с Государственным департаментом и американским Казначейством относительно текста штемпеля. По мнению Омского правительства, требование обязательного наложения на банкноты штемпеля вообще не было необходимым, т. к. новые билеты не могли быть смешаны со старыми, вследствие их совершенно иного вида. Однако американцы перед выдачей банкнот требовали обязательного наложения на них штемпеля. Первоначально были предложены два варианта текста:

1) «Выпуск Государственного Банка Омского правительства»;

2) «Выпуск Государственного Банка Российского правительства, г. Омск».

После упорных переговоров с американцами был предложен следующий текст, который размещался над словами «Государственный кредитный билет»: «Issued 1919 solely by authority of the Government in Omsk». Омское правительство дало согласие на текст с одним условием — исключить слово «solely» (только, исключительно). Правительство Колчака, как известно, объявило себя всероссийским и в дальнейшем намеревалось использовать билеты по всей России.

4 апреля поверенный в делах С. А. Угет сообщил министру финансов колчаковского правительства: «Государственный Департамент уведомил меня, что Казначейство затрудняется оценивать текст штемпеля с точки зрения логического смысла в русском переводе, но настаивает, чтобы текст был таков, чтобы устранить какие бы то ни было сомнения в том, что за выпуск банкнот единственно ответственным является Правительство в Омске» 7.

Поверенным в делах была представлена нота в Государственный департамент, в которой настаивалось на необходимости выдачи российскому правительству в Омске всех банкнот на сумму 3 миллиарда 900 миллионов рублей. В случае получения принципиального согласия федерального правительства, была оговорена возможность отправки части банкнот в Новороссийск, в расположение правительства Добровольческой армии Деникина. Том более, в апреле была получена телеграмма от начальника Управления финансов Особого Совещания при Главнокомандующем вооруженными силами на Юге России М. В. Бернацкого, запрашивавшего о возможности предоставления кредитных билетов, заказанных в свое время в Америке, в распоряжение Добровольческой армии.

Вследствие переговоров, 4 марта ящики с банкнотами были отправлены из Манилы во Владивосток на американском военно-морском угольщике «Афакс», в адрес американского представителя Августа Хейда. 8 марта на пароходе «Экуадор» выехал через Иокогаму во Владивосток Вице-председатель Американ Банкнот Ко, Л. Кудер, прибывший в Сибирь 10 августа. С. А. Угет писал российскому послу в Париж: «Из общего количества 25-ти и 100-рублевых банкнот на 3 900 000 000, 1 425 000 000 находятся в Сибири, 1 500 000 000 -в Сан-Франциско и 575 000 000 в Нью-Йорке.

7 ГАРФ. Ф. 5863. Оп. I. Д. 26.




В случае принципиального согласия Омска, от которого ответа не получил, полагал бы отправить на Юг — 575 миллионов, из коих 275 миллионов 25-ти и 300 миллионов 100-рублевого достоинства. Банкноты предполагал бы по Вашему указанию отправить во Францию или Англию, откуда на союзном транспорте они могли бы быть доставлены в Новороссийск» 8. Из Омска С. А. Угетом было получено указание о недопустимости отправки банкнот на Юг России: «Нужду Деникина в деньгах, в каких угодно размерах, удовлетворим присылкой наших знаков 9. Это необходимо для единообразия денежной реформы в Российском масштабе».

Американское правительство, казалось бы, дало согласие на выпуск денежных знаков при двух условиях:

1) наложение штемпеля;

2) банкноты должны иметь назначение исключительно обменное, а не увеличивать количество бумажных денежных знаков в обращении.

С. А. Угет рассчитывал получить уже положительный ответ, но получил телеграмму от консула Гариса: «Штемпелевание банкнот не может быть произведено в Омске по техническим условиям. Если штемпелевание действительно представилось бы невозможным осуществить в Омске, не могло бы тогда правительство согласиться на издание специального правительственного акта, удостоверяющего производство выпуска от имени Омского Правительства» 10.

Наконец, американское правительство согласилось отправить во Владивосток в адрес Хейда 800 ящиков банкнот на 1900 миллионов рублей, задержанных в Сан-Франциско. Распоряжение же о выдаче должно было быть дано только после разрешения вопроса о штемпелевании.

Кроме того С. А. Угет вел непрерывные переговоры с Госдепартаментом и американским Казначейством относительно финансирования заказанных в США русских денег. История этого вопроса была такова. К октябрю 1917 г. Россия, располагавшая американским кредитом в 600 миллионов долларов (основным в 450 миллионов долларов и добавочным в 150 миллионов долларов на железнодорожное снабжение), израсходовала 200 миллионов долларов. После Октябрьского переворота оставшаяся сумма была заморожена и не переводилась на счета российского посольства. Первым оказал содействие правительству А В. Колчака в разрешении этого вопроса русский посол в Вашингтоне Б. А. Бахметьев, который предоставил из сумм Центрального Военно-Промышленного Комитета 650 тысяч долларов в качестве первого взноса на счета русского посольства по выкупу банкнот. С. А. Угету к тому времени удалось заключить договор с Госдепартаментом, согласно которому все банкноты на 3 миллиарда 900 миллионов рублей переходили в собственность правительства в Омске со времени первого платежа. Причем посольством давалась гарантия, что оставшаяся сумма будет уплачена не позднее 1 января 1920 г.

8 ГАРФ. ф. 5863. Оп. I. Д. 26.

9 Имеются в виду денежные знаки, выпускаемые Омским правительством (казначейские знаки, краткосрочные обязательства и т. д.).

10 ГАРФ. Ф. 5863. Оп. I. Д. 26.
190



Следует пояснить, что настояние о переводе на счета русского посольства в Америке 1 239 900 долларов для Госдепартамента носило исключительно формальный характер, т. к. заказ 25- и 100-рублевых банкнот был первоначально помещен за счет американского кредита. Но во избежание политических нападок Госдепартамент предпочитал, чтобы выкуп банкнот производился через счета посольства (находившиеся под контролем американского казначейства). В таком случае американское правительство не несет ответственности за судьбу имущества, приобретенного за счет американского кредита.

С точки зрения интересов России, фактически по выкупу банкнот никакого платежа не производилось, так как соответствующие переводы, делавшиеся Омским правительством, кредитовались вновь открытыми счетами российского финансового агента в Вашингтоне. Таким образом, уплата 1 239 000 долларов за банкноты носила исключительно бухгалтерский характер.

Первая партия банкнот на 1 миллиард 425 миллионов рублей, возвращенная из Манилы во Владивосток на военно-морском угольщике «Афакс», была выдана директору иностранного отделения Кредитной канцелярии А. А. Никольскому и огрифована в начале сентября. Вторая партия на 1 миллиард 900 миллионов рублей, снятая с парохода «Татцуко Мару» в Сан-Франциско 11 января 1919 г. и находившаяся там на хранении в Суб-Казначействе, была отправлена на военном транспорте «Шерман», отошедшем из Сан-Франциско 15 ноября 1919 г.

Третья партия, состоявшая из 220 ящиков, заключавших в себе 11 миллионов штук 25-рублевых банкнот на 275 миллионов рублей и 60 ящиков с 3 миллионами штук 100-рублевых на 300 миллионов рублей, или всего 14 миллионов штук на 575 миллионов рублей, была отправлена 4 октября 1919 г. в Сан-Франциско из стальных кладовых Американ Банкнот Ко, где кредитные билеты хранились все время. Затем партию банкнот погрузили на военный транспорт «Томас», который ушел из Сан-Франциско во Владивосток 16 октября 1919 г.

Кроме того, партия банкнот из 15 ящиков, содержащих 750 000 штук 25-рублевых банкнот на 18 750 000 рублей и 10 ящиков, содержащих 500 000 штук 100-рублевых билетов на 50 000 000 рублей, всего 1 250 000 штук была отправлена 25 декабря через Англию на юг России для Добровольческой армии. 22 января в телеграмме финансового агента при российском посольстве в Лондоне К. Е. Замена указывалось о приостановке дальнейших отправок из Америки в Англию американских банкнот ввиду изменившейся политической ситуации.

Заказ на кредитные билеты 25-, 50-, 100-, 250-, 500- и 1000-рублевого достоинства по распоряжению Омского правительства. (Табл. XV,XVI,XVII, XVIII, XIX, XX )

31 июля 1919 г. финансовым агентом С. А. Угетом была получена телеграмма от министра финансов колчаковского правительства И. Михайлова, указывавшая на необходимость в дополнение к уже изготовленным в Америке кредитным билетам на 3 миллиарда 900 миллионов рублей заказать дополнительное количество денежных знаков достоинством в 25, 100, 500, 1000 рублей на общую сумму 6 миллиардов 500 миллионов рублей. Далее в телеграмме говорилось: «Ввиду принятого решения, прошу держать в строжайшем секрете о проведении при первой возможности унификации денежного обращения на основаниях, о которых сообщу Вам впоследствии, путем замены обращающихся ныне в Сибири обязательств Гос. Казначейства, купонов и иных денежных суррогатов кредитными билетами единого образца, необходимо иметь в нашем распоряжении сумму в 6 миллиардов 500 миллионов рублей купюрами 1000, 500, 100 и 25-рублевого достоинства, в дополнение к уже изготовленным в Америке кредитным билетам. Распределение означенного количества билетов нижеследующее: 32 миллиона штук — 25-рублевого достоинства, 12 миллионов штук — 100-рублевого достоинства с сохранением точного текста прежнего заказа. Для изготовления билетов двух низших купюр надлежит воспользоваться старыми клише, продолжая последовательно нумерацию и комбинацию литер. Выработку формата и рисунков для остальных купюр и литер предоставляю Вашему усмотрению, в зависимости от быстроты изготовления и технических условий. Прошу Вас срочно войти в переговоры с Американ Банкнот Ко об изготовлении означенного количества билетов, причем желательно, чтобы первая партия таковых могла прибыть во Владивосток не позднее 3 месяцев после сдачи заказа. Весь заказ должен быть сдан через 4 месяца после того же срока. Немедленно особым курьером отправляю Вам подписи, которые имеют быть помещены на билетах. Грифование должно быть произведено в Америке. Желательно было бы выполнить весь заказ в Америке, однако, на случай невозможности этого для Американ Банкнот Ко в виду краткости срока, войдите в сношение с Лондоном для выяснения возможности помещения заказа тысячерублевых купюр в Англии. Прошу Вас срочно сообщить результаты Ваших переговоров с Компанией. Случае согласия таковой на поставленные условия, уполномачиваю Вас на соответствующий контракт. В переговорах с Компанией обеспечьте возможность получения по выполнении заказа всего клише. Валюта на уплату заказа, по мере Вашего требования, будет переводиться без замедления. Ныне намечено распоряжение о переводе Вам на этот предмет 300.000 долларов. Укажи re Компании для получения наилучшей для нас цены, что за означенным заказом после его выполнения последует, вероятно, следующий. Новицкий назначен мною Директором кредитной канцелярии. Прошу Вас все соответствующие сношения производить непосредственно с ним»11.

С. А. Угет немедленно вступил в переговоры с Американ Банкнот Ко и 6 августа сообщил В. И. Новицкому, что заказ может быть выполнен в течение пяти месяцев с момента подписания контракта. При этом для срочности выполнения заказа не имело значения, будут ли выполнены лишь 25- и 100-рублевые или также 500- и 1000-рублевые купюры. Главной причиной задержки была бумага, на изготовление которой могло уйти около 6 недель. К. концу второго месяца, по мнению компании, могли бы быть изготовлены лишь 750 тысяч экземпляров 25-рублевых, 500 тысяч — 100-рублевых и 500 тысяч — 1000-рублевых купюр, однако к концу третьего месяца предполагались более крупные выпуски. Цена на 25-рублевки и 100-рублевки оставалась прежней 14 долларов 75 центов за тысячу, цена 500-рублевок была назначена в 25 долларов 50 центов, 1000-рублевок — 26 долларов зa тысячу. 500-рублевых купюр предложено было заказать 6 миллионов штук, а 1000-рублевых — 1,5 миллиона. Модели для этих купюр срочно изготовлялись компанией. Всего, таким образом, собирались потратить 817 тысяч долларов для изготовления всех купюр и 6500 долларов на упаковку. Кроме того, прорабатывался вопрос о том, считать ли все четыре купюры выпусками 1920 г., или же на 25- и 100-рублевых кредитных билетах второго выпуска сохранить дату «1918».

3 сентября 1919 г. от В. И. Новицкого поступили сведения, относящиеся к общей программе реформы денежного обращения. В целях его унификации и полнейшего отделения системы денежного обращения национальной России от системы большевистской, реформу предполагалось произвести на следующих основаниях: «Одновременно с изготовлением кредитных билетов в Америке будет помещен заказ на изготовление мелких купюр в 1, 3, 5, 10 рублей в экспедиции Заготовления Государственных бумаг на сумму до 3-х миллиардов рублей. За этим заказом немедленно будут помещены следующие. Оба заказа будут выполнены через 4—5 месяцев, когда Правительство получит в свое распоряжение, считая билеты уже изготовленные, сумму до тринадцати с половиной миллиардов и будет приступлено к обмену всех без исключения имеющихся в настоящее время в обращении в Сибири денежных знаков и суррогатов денег на новые кредитные билеты. Одновременно с этим, в особой декларации будет объявлено, что денежные знаки, выпущенные Ростовской конторой Государственного Банка, Командованием Армией на Юге России, ген. Юденичем, Крымским правительством и правительством Северной области, а также знаки, имеющие хождение на их территории, одинаковые с знаками большевистской России, но соответственным образом заштемпелеванные, к определенному сроку будут приниматься на равном положении с Сибирскими деньгами при обмене их на новые кредитные билеты. Что касается знаков большевистской России, то при обмене таковых на общегосударственные кредитные билеты, по мере продвижения наших войск, им ни в коем случае не будут присвоены права, равные с денежными знаками Национальной России. Права и основания обмена будут впоследствии устанавливаться законодательным порядком, в зависимости от стадии прохождения гражданской войны. Новые кредитные билеты будут объявлены единственным платежным средством. По применении указанной реформы дальнейшие выпуски денежных знаков во всех областях России, освобожденных от большевиков, должны производиться лишь согласно новым эмиссионным законам, и ежемесячно общий для всей России баланс Государственного Банка будет публиковаться во всеобщее сведение. По проведении таким образом унификации денежного обращения нами будет возбуждено ходатайство перед союзниками о снятии по отношению к новым рублям существующего в настоящее время запрещения ввоза их и о допущении котировки рубля на иностранных биржах...» 12 4 сентября В. И. Новицкий ответил, что условия помещения заказа на кредитные билеты приемлемы. При этом указывалось, что с распределением купюр, предложенным С. А. Угетом, т. е. заказом 6 миллионов штук 500-рублевых и 1,5 миллионов штук 1000-рублевого достоинства, министерство финансов согласно. 25-ти и 100-рублевые купюры было решено считать выпуском 1918 г., а остальные — выпуском 1919 г. Далее указывалось, что в виду увеличивающихся расходов правительства, необходимо поместить дополнительный заказ на 4 миллиона штук 250-рублевых кредитных билетов и 20 миллионов 50-рублевых общей стоимостью в 2 миллиарда рублей.

11 ГАРФ. Ф. 5863. Оп. I. Д. 26.



В заключении записки В. И. Новицкого говорилось, что «в результате переговоров с Югом России, возможно, нам придется взять на себя снабжение кредитными билетами в районе и Добровольческой Армии, поэтому обеспечьте возможность использования максимальной производительности Американ Банкнот Ко...» 13. В начале октября Американ Банкнот Ко сообщила, что, начиная с 1 мая 1920 г. компания могла бы гарантировать ежемесячные сдачи от 15 до 20 миллионов штук банкнот, при соответствующем ответе Российского правительства не позднее 1 марта 1920 г.

По получении распоряжения министерства финансов Омского правительства об изготовлении денежных знаков, С. А. Угет приступил к выработке контракта на 32 миллиона штук 25- и 12 миллионов штук 100-рублевых кредитных билетов, т. к. соответствующие клише уже имелись в распоряжении фирмы. Новый контракт был подписан С. А. Угетом 3 октября. О помещении контракта на 32 миллиона штук 25- и 12 миллионов штук 100-рублевых кредитных билетов было сообщено министерству финансов Омского правительства 4 сентября, причем указывалось на необходимость срочного ответа относительно заказа на 500- и 1000-рублевые кредитные билеты.

(i сентября был составлен контракт на выполнение заказа на 6 миллионов штук 500-рублевых и 1,5 миллиона штук 1000-рублевых кредитных билетов. Стоимость изготовления 500-рублевых билетов была изменена и определена в 21 доллар 50 центов за 1000 штук, 1000-рублевых — 26 долларов, с общей суммой контракта в 168 000 долларов.
 

12 ГАРФ. Ф. ЖЛ. Он. I. Д. 26.

13 Там же


Контракт на 50-рублевые кредитные билеты был подписан 30 сентября, цена была установлена в 14 долларов 75 центов за 1000 штук. Общая стоимость означенного контракта — 295 000 долларов. Контракт на 250-рублевые кредитные билеты был подписан 15 октября по цене 20 долларов за 1000 штук. Общая сумма контракта составляла 80 000 долларов.

Всего, следовательно, было помещено заказов кредитных билетов по распоряжению Временного Российского правительства в Омске на номинальную сумму 8,5 миллиарда рублей, общей стоимостью в 1 192 000 долларов.

По подписании контрактов копии отправлялись министерству финансов в Омск, а также были высланы в Сибирь частью уже готовые образцы, частью фотостатные снимки с лицевой и оборотной сторон вновь изготовляемых банкнот.

Таким образом, государственные кредитные билеты, изготовленные в США, должны были сыграть важную роль в денежной реформе, разработанной Омским правительством. Именно на них должны были быть обменены различные денежные знаки, имевшие хождение в регионах России, по мере освобождения этих территорий от большевиков. Эти денежные знаки должны были послужить основой будущей унифицированной национальной денежной системы России. В случае же непредвиденных обстоятельств, т. е. захвата власти большевиками, когда эвакуация этих кредитных билетов представится невозможной, их, по мнению правительства Колчака, следовало уничтожить.

Выпустить в обращение новые кредитные билеты правительство Колчака не успело, т. к. просуществовало только до 5 января 1920 г. В дальнейшем эти банкноты достоинством в 25 и 100 рублей были использованы дважды. Первый раз — при проведении денежной реформы Временным правительством Дальнего Востока — Приморской Областной Земской Управой. Загрифовав лишь подписью управляющего Госбанка — М. Иванова и кассира — И. Кавнацкого, на основании закона 5 июня и 10 сентября 1920 г., Управа выпустила в обращение этих знаков на 650 000 000 рублей 14.

И во второй раз кредитные билеты, прибывшие из США, использовались Временной Властью Прибайкалья весной 1920 г. на сумму 228 425 950 рублей. На кредитных билетах был положен гриф «Временная Власть Прибайкалья», на билетах в 25 рублей — красной, на билетах в 100 рублей — синей краской 15.

С 1928 по 1938 г. в Эквадоре находились в обращении денежные знаки в 5 сукрес, изготовленные Американ Банкнот Ко. Рисунок оборотной стороны названной купюры идентичен оборотной стороне государственных кредитных билетов в 100 рублей, отпечатанных этой же компанией для России в 1918—1919 гг. Компания сочла возможным использовать тот же дизайн, что и на русских кредитных билетах, но истечении 10 лет со времени их изготовления. (Табл. ХХ-а )

14 Погребецкий А. И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914—1924). М., 1924. С. 96; Наше денежное обращение. Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914—1925 гг. / Под ред. проф. Л. Н. Юровского М., 1926. С. 280.

15 Погребецкий А. И. Указ. соч. С. 282; Наше денежное обращение... С. 281.


Заказы для Омского правительства бумажных полтинников и казначейских знаков. (Табл. XXI )

В связи с острым дефицитом разменных денежных знаков на территории, находившейся под властью Колчака, Омским правительством была послана телеграмма в российское посольство в Вашингтоне. В телеграмме выражалась просьба начать в срочном порядке переговоры с американским правительством о возможности помещения заказов на 50-копеечные, 1, 3, 5, 10-рублевые денежные знаки. Общая потребность в разменных денежных знаках для одной Сибири определялась в 110 миллионов штук. На выполнение такого заказа требовалось около 800 тысяч долларов. Финансовый агент С. А. Угет приступил к переговорам с американской стороной. При согласии американского правительства предполагалось поместить в Американ Банкнот Ко заказ на 50 миллионов штук 50-копеечных, 25 миллионов штук 1-, 15 миллионов штук 3-рублевого, 12 миллионов 5-рублевого и 8 миллионов штук 10-рублевого достоинства, всего 110 миллионов штук. Одновременно были начаты переговоры с Государственным департаментом о разрешении американского правительства поместить заказ на мелкие купюры из остатков сумм Временного правительства, находившихся со времени большевистского переворота на счетах посольства, но под контролем Федерального казначейства. Означенные переговоры закончились отправкой российским послом формальной ноты в Государственный департамент, в которой объяснялась необходимость выполнения заказа в Америке на мелкие денежные купюры для областей, постепенно очищаемых от большевиков. При этом отмечалось, что в первую очередь намечается подписание контракта на 50 миллионов штук 50-ти копеечных знаков. Согласие Госдепартамента на печатание полтинников было получено, и 9 ноября 1918 г. был подписан контракт. Стоимость 1000 полтинников составляла 4 доллара 50 центов. В январе и феврале 1919 г. намечалась сдача 20 миллионов штук знаков; в марте предполагалась сдача остальных знаков.

Хотя полтинники были изготовлены в сроки, оговоренные в контракте, в течение февраля и первой половины марта их высылка задерживалась, т. к. не было ни одного прямого парохода из Америки по Владивосток. Только в середине марта удалось погрузить 40 миллионов штук полтинников на военный транспорт «Шеридан», выходящий из Сан-Франциско во Владивосток. Остаток полтинников в К) миллионов штук был отправлен на транспорте «Шерман» 5 апреля, о чем было сообщено в Омск 11 апреля. 7 июня начальник Русского отдела Уор Трейд Борд выдал полтинники по распоряжению Российского правительства в Омске директору иностранного отделения Кредитной канцелярии А. А. Никольскому, который незамедлительно пустил их в обращение. Всего, согласно контракту, на 50 миллионов штук полтинников было израсходовано 236 730 долларов.

Начиная примерно с июля месяца С. А. Угетом и В. И. Новицким возобновились переговоры с Американ Банкнот Ко о возможности заказа на изготовление денежных знаков мелких достоинств. При этом их общее количество намечалось в размере 360 миллионов штук, из них 140 миллионов штук полтинников, 90 миллионов — рублевых, 60 миллионов — 3-х, 40 миллионов — 5-ти и 30 миллионов — 10-ти рублевых знаков.

16 ноября в Омск была послана телеграмма, в которой С. А. Угет просил министерство финансов ускорить ответ о возможности помещения заказа на 1-рублевые и 3-рублевые денежные знаки, причем указывалось, что за отсутствием ответа планшетки для мелких купюр не заказаны. 22 ноября С. А. Угет снова просил министра финансов колчаковского правительства сообщить свое заключение о желательности помещения заказа в Америке и на мелкие денежные знаки в 1, 2, 3, 5, 10, 15, 20 копеек, который не потребовал бы большого расхода. В начале декабря от министра финансов поступила телеграмма, в которой запрашивалось, выполнен ли заказ на планшетки для мелких купюр и когда они могли бы быть высланы в Омск.

В ответ на телеграмму С. А. Угет сообщил, что планшетки для мелких купюр не заказаны, т. к. в запросе министерства не ясно, имеется ли в виду клише для кредитных билетов или казначейских знаков. Дело в том, что американское правительство выразило отрицательное отношение к выпуску кредитных билетов мелких достоинств, на которых упоминалось бы о размене их на золото и определение количества золота в рубле. С. А. Угет просил разрешить заказ на печатание казначейских знаков и при положительном решении сообщить о тексте на лицевой и оборотной сторонах, о примерном рисунке, номиналах купюр и т. д. 11 февраля 1919 г. от министра финансов была получена телеграмма, в которой разрешалось приступить к срочному изготовлению казначейских знаков 10-рублевого достоинства на 100 миллионов рублей, 5-рублевого достоинства на 100 миллионов рублей и 3-рублевого достоинства на 120 миллионов рублей. Кроме того, давалось следующее описание знаков: на лицевой стороне должно быть крупно напечатано вверху «Казначейский знак Российского Правительства», затем в середине крупно прописью достоинство знака и мелко «Казначейский знак имеет хождение наравне с кредитными билетами». Далее должны были размещаться подписи: «Директор Департамента Государственного Казначейства», «Кассир», год и по бокам крупно цифры, обозначающие достоинство знаков в рублях и более мелко — обозначение серии (две буквы «аа» или «бб» и т. д.) и текущий номер. Каждая серия должна заключать в себе по сто тысяч знаков. На обороте посредине надо поместить орла без короны и атрибутов самодержавия в круге, по окружности которого в последовательном порядке несколько раз повторялись цифры, обозначающие достоинство знака в рублях и эти же цифры — прописью. По бокам размещалась следующая запись: «казначейский знак обеспечивается всем достоянием Государства»; «обязательны к приему всеми Правительственными, общественными и частными учреждениями и лицами»; «за подделку казначейских знаков виновные подвергаются наказанию, установленному в законе, как за подделку кредитных билетов». На оборотной стороне повторялись крупные цифры, обозначающие достоинство знака.

В ответ финансовый агент сообщил, что независимо от решения о заказе начинается изготовление моделей соответственно данному проекту. Далее он предлагал внести некоторые изменения в текст. Так, на лицевой стороне вместо слов «Казначейский знак имеет хождение наравне с кредитными билетами», по его мнению, следовало бы поместить «Казначейские знаки разменны на кредитные билеты без ограничения суммы». Это изменение поставило бы держателей знаков и кредитных билетов в будущем в равное положение. Кроме того, по мнению С. А. Угета, желательно было бы использовать изображение орла, помещенное на банкнотах в 25 и 100 рублей, что сократило бы время изготовления знаков. И, наконец, для облегчения прохождения заказа с политической точки зрения необходимо, чтобы на лицевой стороне было сохранено лишь наименование «Казначейский знак» без упоминания о Российском правительстве. Со всеми изменениями Омское правительство согласилось.

8 марта от министра финансов пришла телеграмма, в которой говорилось о том, чтобы дополнить заказ напечатанием еще 50-рублевых знаков на 250 миллионов рублей.

Новый заказ потребовал бы 1 миллион долларов. Такой свободной суммы в распоряжении посольства не имелось. Положение в тот момент осложнялось еще тем обстоятельством, что 15 ноября российским посольством не были оплачены срочные проценты по американскому государственному кредиту, в виду чего федеральное правительство, хотя и разрешало посольству выполнять старые текущие обязательства, но, впредь до оплаты процентов, определенно возражало против расходования сумм на новые дела.

Ввиду создавшегося положения, С. А. Угет частным образом беседовал с представителями Русско-Азиатского Банка Л. В. Гойером и графом Езерским, находившимися в это время в Америке, о возможности предоставления Российскому правительству кредита Русско-Азиатским Банком.

Одновременно 15 марта финансовый агент обратился к российскому послу в Вашингтоне Б. А. Бахметьеву *, участвовавшему в то время в Русском Политическом Совещании в Париже, с просьбой ассигновать из находящихся в его распоряжении сумм Центропрома частичный кредит на печатание казначейских знаков.

На просьбу С. А. Угета Б. А. Бахметьев ответил согласием ассигновать из сумм Центропрома на печатание казначейских знаков 250 тысяч долларов. Кроме того, финансовый агент добивался кредита н 150 тысяч долларов из сумм посольства, находившихся под контролем американского Казначейства. 12 апреля он телеграфировал министру финансов колчаковского правительства, что «упоминавшиеся мною 150 тысяч долларов не удалось еще обозначить, Американ Банкнот Ко по настоящему состоянию своего производства, могла бы выполнить заказ на 3, 5, 10-рублевые казначейские знаки примерно в 9 месяцев, начав сдачи в июне. Общая сумма заказа 775 000 долларов. Предлагаю фирме немедленно приступить к исполнению заказа с тем, чтобы в июне было уплачено 25% общей стоимости...» 16

* Б.А. Бехметьев одновременно являлся главноуполномоченным Центрального Военно Промышленного Комитета в Америке.

15 мая министр финансов Омского правительства сообщил, что в Сибирь доставлены печатные станки, высланные С. А. Угетом из остатка от старого заказа, помещенного летом 1917 года профессором Гатцуком для экспедиции Заготовления Государственных бумаг в Петрограде. «Теперь, — писал он, экспедиция в Омске сможет вполне удовлетворить потребность в казначейских знаках, а потому надобность в казначейских знаках, заказанных в Америке отпадает». Вследствие этого заказ был аннулирован.

Фотографические снимки 3-, 5- и 10-рублевых казначейских знаков были отправлены для ознакомления министру финансов при письме С. А. Угета от 21 мая, на случай, если в будущем заказ в Америке захотят возобновить, т. к. финансовый агент сомневался, чтобы Экспедиция заготовления государственных бумаг в Омске действительно была бы в состоянии выполнить заказ на казначейские знаки, намечавшиеся к выполнению в США, несмотря даже на усиление ее машинного оборудования печатными прессами.

Действительно, Омское правительство предприняло попытку самостоятельно выпустить кредитные билеты и казначейские знаки. В конце 1919 г. были даже отпечатаны пробные экземпляры 17, но выпустить их в обращение оно не успело.

21 августа финансовым агентом была получена от директора Кредитной канцелярии в Омске В. И. Новицкого телеграмма, поручавшая начать переговоры о вторичном заказе на полтинники количеством в 100 миллионов штук на 50 миллионов рублей, пользуясь старым клише. Срок изготовления указывался не позднее 4-х месяцев.

27 августа С. А. Угет ответил, что компания может изготовить 100 миллионов штук полтинников, работая ночью и в праздники, лишь в 6-ти месячный период времени. В течение первых двух месяцев будет сдано 10 миллионов штук, а затем в среднем по 20 миллионов штук в месяц. Цена остается прежней в 4 доллара 50 центов за 1000 штук; при подписании контракта уплачивается 25% или 112 500 долларов.

Товарищ министра финансов В. И. Новицкий ответил согласием.

Контракт на 100 миллионов штук полтинников был подписан финансовым агентом 23 сентября, причем сверх 450 000 долларов по изготовлению знаков контрактом предусматривалась сумма в 5000 долларов на расходы по ящикам и упаковке.

16 ГАРФ. Ф. 5863. Оп. I. Д. 26.

17 Шиканова И. С. Указ. соч.



2 ноября российским посольством в Вашингтоне была получена телеграмма от министерства финансов Омского правительства, где излагалась просьба принять все меры к тому, чтобы печатаемые в Америке полтинники высылались во Владивосток по мере их изготовления без задержки и вне связи с другими заказами на кредитные билеты. 15 декабря 1919 г. полтинники из Сан-Франциско были отправлены на американском транспорте «Шеридан», о чем и было сообщено В. И. Новицкому 29 ноября.

10 декабря С. А. Угет телеграфировал министру финансов, сообщая, что следующая партия полтинников в 22,5 миллиона штук будет отправлена в начале января 1920 г. Отправка состоялась 5 января 1920 г. на транспорте «Томис».

Дальнейшая отправка полтинников во Владивосток была приостановлена в связи с новыми политическими событиями в Сибири.

Таким образом, в США был изготовлен только один знак мелкого достоинства — 50 копеек. На территорию России была переправлена вся первая партия, т. е. 50 миллионов штук и часть второй партии 32,5 миллиона штук. Вся первая партия полтинников и часть второй (переправленной в Россию) была пущена в обращение Омским правительством. Другая часть из второй партии (находившейся в России) была загрифована подписью управляющего Госбанка — М. Иванова и кассира И. Ковнацкого и использована временным правительством Дальнего Востока — Приморской Областной Земской Управой на сумму 24 920 000 рублей 18.

Одновременно с инструкцией о помещении заказа на 100 миллионов штук полтинников финансовому агенту поручалось помещение заказа на 200 тысяч штук 5% обязательств Государственного казначейства достоинством в 5000 рублей на сумму в 1 миллиард рублей, срочные через 12 месяцев и с уплатой 1 января 1921 г. (Табл.ХХI,2). Обязательства указывалось изготовить с новыми рисунками и окраской, чтобы возможно лучше защитить их от подделки. Обязательства подлежали разделению на 2 серии; текст обязательства и соответствующие подписи высылались с вновь назначенным в Вашингтон помощником морского агента, старшим лейтенантом Бенклевским. С. А. Угет просил для ускорения подготовки заказа обязательств Казначейства телеграфировать ему об их размере, если возможно, тексте и общем характере обращающихся в Сибири обязательств 19.

15 сентября министр финансов сообщил, что все, что касается формы обязательств, не является существенным, и поэтому финансовому агенту представляется полная свобода. Для установления текста предлагалось постараться получить образец обязательств у кого-либо ил русских представителей из Сибири. Относительно размера отмечалась желательность изготовления их в пределах 90 мм на 235 мм. Модель казначейских обязательств была изготовлена, и соответствующее соглашение с Американ Банкнот Ко было заключено 15 октября, где предусматривалось, что цена обязательств определяется в 20 долларов за тысячу, а общая сумма контракта в 4000 долларов, не считая расходов по упаковке; обязательства подлежат сдаче 15 ноября.

18 Погребецкий А. И. Указ. соч.

19 Шиканова И. С. Указ. соч.


О подписании контракта было сообщено В. И. Новицкому 15 октября.

5% обязательства Государственного казначейства были отправлены на транспорте «Шеридан» 15 декабря 1919 г.

Следует отметить, что старшим лейтенантом Бенклевским был доставлен образец колчаковского обязательства Гос. казначейства, высланный министерством финансов. При сравнении этого образца с образцом изготовляющихся в Америке краткосрочных обязательств оказалось, что в первом случае подпись значилась: «Директор Департамента Государственного Казначейства», а во втором — «Директор отдела Государственного Казначейства». Текст же должен был быть совершенно одинаковый, но финансовый агент пришел к выводу, что эта разница не имеет большого значения, тем более, что в стадии исполнения в тот момент изменение «Директора отдела» на «Директора Департамента» вызвало бы значительную задержку в сдаче заказа, а срочность его выполнения являлась основанием контракта.

Заказ на 4,5% облигации внутреннего выигрышного займа 1917 года. (Табл. XXII )

1 августа 1917 г. директор Кредитной канцелярии К. Е. Замен отправил телеграмму финансовому агенту С. А. Угету в Вашингтон, в которой говорилось о намерении Временного правительства выпустить выигрышный заем в США. Печатать их должна была Американ Банкнот Ко. Каждая облигация должна быть снабжена 20 купонами. Общее их количество должно составлять 10 миллионов штук. Поскольку заказ был срочный, директор Кредитной канцелярии был вынужден дать согласие на печатание билетов на бумаге без водяных знаков. Облигации гравировали на стали. Текст их был утвержден Временным правительством и передан через министерство иностранных дел. Окончательный контракт был подписан 16 октября 1917 г.

Основные пункты сводились к следующему. Общая стоимость контракта на 10 миллионов штук облигаций 4,5% выигрышного займа 1917 г., по 200 рублей нарицательных каждая, по цене 9,75 цента за штуку, определяется в 975 000 долларов. Означенный выпуск на 2 миллиарда номинальных разделялся на 5 разрядов по 2 миллиона штук обязательств в каждом, причем в свою очередь каждый разряд делился на 20 000 серий, а каждая серия на 100 облигаций. Размер был окончательно установлен в 195 мм на 480 мм. При печатании, по соглашению с Российскими представителями, для первого разряда был выбран зеленый цвет, второго — оранжевый, третьего — коричневый, четвертого — синий, пятого — темный бордо.

5 января 1918 г. Американ Банкнот Ко было сделано 2 миллиона штук первого разряда облигаций.

Октябрьская революция свергла правительство А. Ф. Керенского. В первое время после переворота в Вашингтоне предполагали, что законная власть в России быстро восстановится. Поэтому решено было продолжить печатание облигаций. Однако политический кризис в России принимал затяжной характер и поэтому американцами были начаты переговоры о расторжении контрактов. Между тем, процесс изготовления облигаций находился в полном ходу и прекращение его сулило огромные убытки для казны.

Решено было продолжить печатание облигаций. Последняя партия была сдана в начале апреля 1918 г. Все готовые бумаги (10 миллионов штук облигаций) были отправлены из Нью-Йорка в Сиэтл, а оттуда на пароходе «Санта- Крус» во Владивосток. Ящики с облигациями были адресованы представителю Уор Трейд Борда во Владивостоке Августу Хейду. В конце августа 1919 г. облигации все еще не были выданы колчаковскому правительству. Только 12 сентября, после дополнительных переговоров с американским правительством, все отпечатанные облигации были переданы директору иностранного отделения Кредитной канцелярии во Владивостоке А. А. Никольскому. В связи с постоянной нехваткой денежных знаков в Сибири в рассматриваемый период, Омское правительство постепенно выпускало билеты и купоны к ним в обращение по нарицательной стоимости, изменив при этом особым законом все условия займа. Таким образом, было выпущено в обращение билетов государственного внутреннего 4,5% выигрышного займа 1917 г. I, II, III разрядов на 1 009 999 800 рублей и купонов к ним на 454 499 910 рублей. С падением колчаковского правительства эмиссия «сибирских денег» * была перенесена в Иркутск, где производилась с 5 по 25 января 1920 г. Иркутским Политическим центром и с 26 января по 17 февраля 1920 г. — Иркутским Военно-Революционным комитетом. За указанные периоды было выпущено билетов 4,5% займа I, II, III разрядов на 138 000 000 рублей и купонов к ним на 621 000 000 рублей. Всего же билетов было выпущено в обращение на 1 147 999 800 рублей и купонов 1 075 499 910 рублей 20. 18 февраля 1920 г. «сибирские деньги» всех выпусков были аннулированы. Вскоре после этого иркутским Губфинотделом были выпущены в обращение неиспользованные ранее билеты и купоны займа 1917 г. IV и V разрядов с надпечатками, включавшими этот выпуск в общегосударственную советскую эмиссию.

Выпуск иркутских «надпечаток» производился с 26 февраля по 6 июня 1920 г. Всего выпущено на 1 158 799 200 рублей 21.

Знакомясь с документами, приведенными в этой статье, не перестаешь поражаться той огромной работе, которую вели С. А. Угет,

* «Сибирские деньги» — денежные знаки, выпущенные в обращение Временным Сибирским правительством и правительством Колчака.

20 Погребецкий Л. И. Указ. соч.; такое же приблизительно количество указано у С. М. Чучина (Бумажные денежные знаки, выпущенные на территории бывшей Российской империи за время с 1796 по 1924 г. Под ред. Ф. Г. Чучина. М., 1924. С. 110).

21 Наше денежное обращение. С. 280.


В. И. Новицкий, Б. А. Бахметьев и другие граждане России, представлявшие ее интересы за границей. Свою главную задачу они видели в сохранении российской государственности и предпринимали для этого титанические усилия. Омское правительство и «Верховный правитель» России А. В. Колчак являлись для них не идеологическими символами, а воплощением законной власти. Делая все для обеспечения успеха денежной реформы, они стремились внести свою лепту в стабилизацию экономического, а в перспективе и политического положения в Сибири, где базировалось Омское правительство, легитимно представлявшее всю Россию.

В заключение следует сказать несколько слов о тех денежных знаках и ценных бумагах, которые являются большой редкостью в коллекциях бонистов. Это прежде всего невыпущенные в обращение государственные кредитные билеты крупных номиналов, такие как 50, 250, 500, 1000 рублей и 5% краткосрочное обязательство 1920 г., отпечатанные в США, известные в образцах или в так называемых накатках. В коллекции ОН ГИМ имеются накатки государственных кредитных билетов в 50 рублей и 1000 рублей *, а также образец 5% обязательства Государственного казначейства 1920 года (см. Табл. XVII, XX, ХХ1,2). Остальные знаки известны по альбому (из ЦГАОРа) и по фотографиям.

* Эти знаки были подарены ГИМу гражданином США А. Абезгаузом , которые он в свою очередь приобрел при распродаже архива Американ Банкнот Ко.

 
©   При использовании этих материалов ссылка на сайт "Бонистика" www.bonistikaweb.ru обязательна
Статья с сайта "БОНИСТИКА" www.bonistikaweb.ru, размещена с разрешения владельца сайта А.Г.Баранова.
 

Ссылки на тематические разделы СТАТЬИ

Тематически связанные разделы Каталога денежных знаков

Алфавитный указатель. Литера - Ш (кир.) Государственные Кредитные билеты 1918г.
Общегосударственные выпуски Сибирь и Дальний Восток
Гражданская война РОССИЯ

Рекомендуемые статьи

Кардаков Н. ДЕНЕЖHЫE ЗНАКИ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА АМЕРИКАНСКОГО ИЗГОТОВЛЕНИЯ
ФОРМАТ ДОКУМЕНТА

HTML

CSD Шиканова И.С. РУССКИЕ ДЕНЕЖНЫЕ ЗНАКИ, ОТПЕЧАТАННЫЕ В США (1917—1920)
 

ГЛАВНАЯ   КАТАЛОГ     МАГАЗИН     ФОРУМ     СПРАВОЧНАЯ    ПОРТАЛ   КОНТАКТЫ   ЕМАИЛ   ССЫЛКИ   ЗАМЕТКИ

 

 

Яндекс
 

 

КАТАЛОГ

СТАТЬИ ДОКУМЕНТЫ БИБЛИОГРАФИЯ АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ
РОССИЯ Государственные выпуски Подборка законов Российская Империя Каталоги России Алфавитный указатель городов России
ЕВРОПА Гражданская война БГК, законодательство Каталоги общие Нотгельды Германии
АЗИЯ Частные выпуски Подборка законов РСФСР-СССР-РФ Каталоги Германии Нотгельды Австрии
АФРИКА Военные выпуски Документы Банка России Каталоги Польши США NBN индекс городов
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА Иностранные Государства Документы Гражданской войны Каталоги Европы США NBN USA индекс # чартеров
ЮЖНАЯ АМЕРИКА Фальшивомонетничество Законодательство Германии Каталоги Азии Поисковый индекс по странам
АВСТРАЛИЯ Водяные знаки РСФСР Законодательство государств Европы Каталоги США Поисковый индекс по бонам России

©  WWW.FOX-NOTES.RU

Все права защищены. Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация, перепечатка или любое другое распространение информации сайта FOX NOTES (www.fox-notes.ru), в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны администрации сайта FOX NOTES. При цитировании информации наличие активной гиперссылки ссылки на сайт www.fox-notes.ru обязательно.